X
На главную
Мы в твиттереНРА ВконтактеМы в ФейсбукеМы в ЖЖФорум
Интерактивная карта

Март



А.В. Гусев: Государственная итоговая аттестация: о презумпции виновности, нарушении прав человека и статусной дискриминации

В числе участников «круглого стола» - председатель Комитета по образованию Вячеслав Алексеевич Никонов, первый заместитель Министра образования и науки Российской Федерации Наталья Владимировна Tретьяк, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки Сергей Сергеевич Кравцов, первый заместитель Председателя Комитета по образованию, науке и культуре Совета Федерации Гумерова Лилия Салаватовна.

Выступление Алексея Владимировича Гусева:

Уважаемый Вячеслав Алексеевич!

Уважаемые участники «круглого стола»!

Обсуждаемая сегодня тема очень интересна и важна для меня и как руководителя крупнейшего родительского объединения нашей страны – Национальной родительской ассоциации, и для отца девятиклассницы, которой предстоит пройти эту процедуру уже через три месяца, и как для мужа учителя математики.

Я внимательно слушал предыдущих выступающих, действительно, круг вопросов представлен огромный. Но буду пожалуй, первым, кто посмотрит на обсуждаемую тему с позиции родителя, оценки психологических, правовых, да по сути человеческих, а не технологических аспектов. Но чтобы не растекаться мыслью, и не удариться в бессистемные эмоции, обратимся к основному документу – приказу Минобрнауки № 1394 от 25 декабря 2013 г. «Об утверждении порядка проведения государственной итоговой аттестации по образовательным программам основного общего образования».

В документе практически полностью отсутствует ребенок. За безликим «обучающимся» мы не видим главного героя нашего действия с его волнениями, проблемами, чувствами и переживаниями. Единственная «очеловеченная» фраза – пункт 41 «Экзамен проводится в спокойной и доброжелательной обстановке». Но лучше бы этого пункта не было. С одной стороны, если тема обозначена, то необходимо её раскрыть. Нужно обозначить присутствие психолога, медработника, определить роль и место сопровождающих на экзамен педагогов и родителей. С другой стороны, эта фраза противоречит всему документу в целом. Представьте спокойную и доброжелательную обстановку, когда тебя приводят в чужую школу, фактически обыскивают, запрещая под угрозой несдачи экзамена проносить телефоны, на протяжении более четырех часов держат под прицелом видеокамер наблюдения, запрещая фактически выйти в туалет и подвигаться. Я не утрирую. Я говорю о том, что процедура досмотра и видеонаблюдения сильно противоречит теме прав человека, а самое главное укрепляет и без того бытующую в нашем обществе тему презумпции виновности!

Что касается питания, то документ и складывающаяся практика – яркий пример лукавства. В соответствии с пунктом 29 Положения при продолжительности экзамена 4 и более часа питание организуется. Однако, фактически, чтобы не выбиваться за эти рамки, экзамен идёт 3 часа 50 минут. Вместе с тем, тот же 29 пункт гласит, что в продолжительность экзаменов не включается время подготовительных мероприятий. Итого – заведомо больше 4-х часов, но де-юре всё чисто. Прибавим к этому времени дорогу до пункта приема экзамена (особенно в сельской местности), дорогу обратно. И получим все 6 и более часов, на протяжении которых ребенок остаётся голодным!

Рассматриваемое положение помимо правовой дискриминации имеет яркий момент дискриминации статусной. Форма ОГЭ – заведомо предназначена для одной категории ребят, а форма ГВЭ (государственный выпускной экзамен по билетам) – почему-то для выпускников школ зкарытого типа, учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, и общеобразовательных школ, расположенных за рубежом! То есть – малолетний преступник или сын дипломата лишены удовольствия писать тесты под видеонаблюдением! Наверное, потому, что и так часть жизни проводят под ним!

В то же время у большинства детей нет права выбора экзамена по билетам. Это не правильно по отношению, прежде всего, к детям с повышенной мотивацией к обучению, готовых к серьезным теоретическим выкладкам в процессе устного экзамена. Один из аргументов сторонников жесткого режима экзамена – шпаргалки. Коллеги, кто из нас не писал их. Например, у меня аттестат за 9 классов с отличием, за 11 - золотая медаль, красный университетский диплом. Я всегда писал шпаргалки, но никогда ими не пользовался. Почему эту классическую форму актуацизации знаний, закрепления и повторения материала мы так безжалостно искореняем? При этом, что идет на смену? Зубрёжка готовых форм ответов и только по тем предметам, которые нужны. Недавно своими переживаниями со мной поделился министр образования одного из крупнейших регионов России. Его дочери классный руководитель сказала: «Зачем ты ходишь на физику, тебе же её не сдавать в ЕГЭ?» Что же говорят другим детям?

Согласно Порядку проведения ГИА, она проводится «в целях определения соответствия результатов освоения обучающимися образовательных программ основного общего образования соответствующим требованиям федерального государственного образовательного стандарта». Нужно задуматься, поголовное тестирование может адекватно отразить результаты ФГОС, ориентированного прежде всего на развитие личностных компетенций. Единство требований, которое должно привести к повышению качества работы школы, к этому результату тоже не приводит. Мы хотели преодолеть коррупционную составляющую в виде репетиторства школьных учителей по подготовке к экзаменам в 9-х классах, но в итоге получили расцвет бизнеса по подготовке к ГИА. В Москве в среднем академический час стоит от 450 рублей за групповое занятие (4-7 человек), индивидуальные занятия – от 500 до 2000 в час. Сам плачу 1500 рублей за русский язык.

Коллеги! Мы обсуждали моё выступление с представителями полутора десятка регионов. Рекомендуем в плане совершенствования нормативного обеспечения:

Первое. Предоставить право выбора формы ГИА выпускникам и их родителям. Тогда все имеющиеся подходы и методы будут осознанно выбраны учеником.

Второе. При проведении процедуры ГИА прежде всего помнить, что сдают его подростки, физиологически переживающие далеко не простой этап своей жизни.

И, наконец, третье. Предлагаем перестать смотреть на ГИА как репетицию ЕГЭ, а ЕГЭ сделать не формой итоговой аттестации и оценки работы школы, а формой вступительного испытания в вузы.

© 2014-2021 Национальная Родительская Ассоциация Яндекс.Метрика
0.020